Харьковская загадка. Ветераны команды «Авангард» вспоминают незабываемый сезон 1961 года

Клубный журнал "Металлист" №12 (2007 год)  http://www.metalist.ua/

 

 

Харьковская загадка (Виктор Галич, Юрий Попов)

 

Более 45 лет прошло с той поры, когда футболисты команды «Авангард» (предшественника «Металлиста»)впервые в истории харьковского футбола заняли высокое шестое место в классе «А» советского футбола, что дало право на присвоение им звания «Мастер спорта СССР».

Этот успех берет свое начало еще в 1960 году, когда новая система розыгрыша чемпионата страны расширила географию команд-участниц. Сразу десять лучших клубов из союзных республик, в числе которых был и харьковский «Авангард», влились в класс «А», высший советский футбольный эшелон.

Помимо того, что это новшество принесло радость миллионам любителей популярной игры, получивших возможность отныне видеть на своих стадионах выступления лучших команд страны, перестройка дала положительные результаты и в плане повышения класса нашего футбола —увеличилось число ярких коллективов, чего раньше наблюдать не доводилось.

Но самое главное —с 1960 года была нарушена многолетняя беспрерывная гегемония трех московских клубов: «Динамо», «Спартака» и ЦСКА. Правда, титул чемпиона завоевала еще одна московская команда —«Торпедо», зато через год золотые медали впервые в истории розыгрышей чемпионатов страны были вручены немосковской команде, а именно —футболистам киевского «Динамо».

Накануне чемпионата страны 1960 года харьковскую команду «Авангард» возглавил заслуженный мастер спорта СССР Алек­сандр Семенович Пономарев из Москвы. Он сразу взял курс на серьезную подготовку резерва, а также на расширение техни­ческой и тактической подготовки команды. Для успешной работы в этом направлении необходимо было укрепить состав. Самым серьезным приобретением ста­ло появление в команде игроков московского «Торпедо» Виктора Марьенко и Юрия Соколова.

Вспоминает Виталий Никито­вич Зуб, в те годы занимавший пост старшего тренера «Аван­гарда»:

«Пономарев мне сказал: «По­старайся привезти Марьенко и Соколова. И никого не слушай». Я приехал в Москву, в Федерацию футбола (там я был, как свой, всех ребят знал) и пришел к Гавриилу Дмитриевичу Качалину, тренеру сборной команды Со­ветского Союза. Должен сказать, что я знал Качалина еще с тех пор, когда он приглашал меня играть за сборную общества «Трудовые резервы». Я проходил сборы с его командой в Тбилиси и выступал в нескольких матчах. Гавриил Дмитриевич, увидев меня, удивленно спросил: «Ты зачем приехал?» Ну не буду же я ему темнить, все-таки, мы с ним в хороших отношениях. Я ему го­ворю: «Гавриил /Дмитриевич, мне надо привезти в Харьков Марьен­ко и Соколова». Качалин еще больше удивился: «Ты чего? Это уже отыгранные мишени. Куда тебе их везти, зачем? И возраст у них уже за 30 лет». Я говорю: «Гавриил Дмитриевич, при всем уважении к Вам, Вы понимаете, я работаю сейчас с Пономаре­вым, а Вы этого человека знаете. Он меня просто попросил, чтобы я их привез. Поэтому я не могу не привезти». «Ну смотри, смотри, —сказал Качалин. —Мое дело тебе сказать». На этом разговор у нас закончился. А в Харьков я вернулся с Марьенко и с Соколовым».

Если сравнить основной состав «Авангарда» начала и окончания сезона-60, изменения в нем произошли немалые. Пре­жде всего, Пономарев провел через своеобразную лабора­торию «дубля» большое количе­ство молодых ребят, лучшие из которых уже через год встали в первую шеренгу команды —К. Хачатуров, В. Тодоров, Ш. Ригвава, Е. Власенко, И. Величко. К тому же, показателем эффективности ра­боты с резервом стал тот факт, что наши дублеры заняли второе место в своей подгруппе.

Большой удачей Пономаре­ва также стало возвращение в команду любимца харьковских болельщиков, вратаря Николая Уграицкого.

О роли Виталия Зуба в станов­лении нового «Авангарда» де­лится воспоминаниями ведущий полузащитник команды тех лет Евгений Панфилов:

«Хорош был тренерский тан­дем Зуб-Пономарев. Виталий Ни­китович тоже отрабатывал много: и с вратарями оставался после тренировок, и молодежь подбирал в команду. Он ведь, в отличие от москвича Пономарева, корен­ной харьковчанин, хорошо знал харьковский футбол, и на него была возложена большая ответ­ственность по поиску молодежи. Помню, в 1960 году он Славу Костюка из ХТЗ пригласил, так как понимал, что футболист такого амплуа нужен команде. Благодаря Зубу в команде в конце 50-х голов появились такие молодые футболисты, как Борис Чернышов, Борис Шишков, а позднее —Александр Борисенко. Тогда с приобретением футболистов дела обстояли совсем не так, как сейчас. Это сегодня, когда много денег, поехал и купил хорошего бразильца или кого-то там еще, а тогда об этом даже подумать невозможно было».

Таким образом, к 1961 году под рукой у Пономарева был сложившийся коллектив, костяк в котором составляли, по большей части, харьковчане.

Вспоминая подготовку коман­ды к сезону, ее нападающий Станислав Костюк рассказыва­ет:

«Готовились к сезону на Ро­дине, тогда не было выездов за границу. Мы занимались в зале «Динамо», проводили занятия в две-три смены, по 10 человек. Зи­мой катались на лыжах, на конь­ках, занимались акробатикой.

В 1960, как ив 1961 году, мы ездили на сборы в Сочи, в дом отдыха «Малый Афон». Это правительственная дача, где были созданы прекрасные условия. С нами ездил заслуженный тренер СССР по легкой атлетике Лурье, который в течение 10 дней прово­дил занятия.

Тогда как раз после чемпиона­та мира 1958 года стали перехо­дить на новую тактическую схему 4-2-4, варьировали ее со схемой 4-3-3. И вот на сборах нами боль­шое внимание уделялось переходу на игру по этой тактике.

Нам помогло при подготовке то,что мы после сборов в Сочи вылетели для участия в международных товарищеских играх на Кипр. Кстати, наша команда была первой в Союзе, которая играла на этом острове. Мы там провели пять игр с лучшими клубами страны, выиграв их с об­щим счетом 18:4. Началось турне в портовом Лимасоле встречей с клубом АЭЛ (4:2), затем в столи­це республики Никосии нас при­нимала команда «Аппоэл», и мы снова оказались сильней, побе­лив 2:1. В Фамагусте «Авангард» переиграл команду НЭО Соло­мина 3:1 и с таким же счетом в Никосии сокрушил «Омонию», а на прощание и клуб «Чатыхгай» — 6:0».

Евгений Панфилов дополняет рассказ своего товарища по команде:

«Если сравнивать с Сочи, где в это время гола дожди, слякоть, то там была жара до сорока градусов. Нагрузки были приличные. Кроме того, что играли с разны­ми командами, у нас тренировки проводились в тот же лень, так как команды там послабее были, и нагрузки не те. А то, что отдавали себя с первой до последней минуты, это уже зависело от каждого из нас. Мы четко знали, что если выхолишь на игру, значит, нужно бороться до конца. Мно­го тактических вариантов наи­грывалось. К тому же, каждый, кроме тренировок, отрабатывал элементы своей техники: улары, приемы. Например, Станис­лав Костюк все время работал нал угловыми уларами, потом в календарной встрече 1960 гола с московским «Динамо» он Яшину забил именно с углового.

Из 1961 гола вспоминается то, что Пономарев, как говорится, не давал нам дышать. На сборах во время тренировок самое глав­ное было —дисциплина, работа «от и до». Ежедневно проводи­лись трехразовые тренировки. На сборы возили тренеров по легкой атлетике, по гимнастике, по акробатике, которые с нами работали. На море делали зарядку, прыгали, доставали веточки. И прыгучесть появилась, и техника начинала проявляться, потому что много работали. Вот в этом и был, по-моему, у нас самый главный козырь.

То есть, главной нашей осо­бенностью была работоспособ­ность. Только за счет работоспособности мы могли что-то выиграть и где-то перебегать соперника. Техники, может быть, меньше было, ведь всего год назад мы вошли в высшую лигу. Да и нельзя было сравнивать технику наших футболистов и игроков других команд класса «А» —там в каждой команде были «сбор­ники» Союза. Например, в том же «Торпедо»: Воронин, Иванов, Метревели, Кавазашвили, в ЦСКА —Виктор Понедельник, в киев­ском «Динамо» —Юрий Войнов. Тяжело было действовать против них. И мы получали задания, на­правленные на то, чтобы не дать им играть. Поэтому надо было

ответственно выполнять установку тренеров».

Когда «Авангард» возвратился из Кипра на родину, его игроки побыли дня два дома и на IО дней улетели на сборы в Адлер. Там они провели последние кон­трольные игры, где уже опреде­лился состав команды.

Евгений Панфилов особенно подчеркивает:

«К каждому матчу мы готовились тщательно. За четыре дня до игры нас вывозили на сборы, сначала в Пятихатки, а потом на специально построенную базу. Там все время возились с мячом, отрабатывали приемы, меньше пили водички, держали вес (доктор нас постоянно взвешивал).

И первые матчи мы провели очень здорово, выигрывали на родном стадионе. А болельщики, по-моему, вообще перед касса­ми на раскладушках ночевали, чтобы билет достать. Нам, фут­болистам, и то всего лишь по десять билетов давали, хотя у нас и родственников, и товарищей в городе много. Абонементов было вообще не достать».

О том, как складывались в 1961 году матчи первого круга для «Авангарда», подробно рассказывает Станислав Костюк:

«В 1961 году на первом эта­пе играли две полгруппы по 11 команд. Первые пять команд с очками выходили в финальную часть, а остальные играли за 11-­22 места.

 

Открывали мы сезон 8 апреля домашним матчем с москов­ским «Локомотивом», командой, которая, между прочим, по ито­гам 61 гола заняла 5-е место, и сыграли вничью 1:1. Коля Королев забил гол Владимиру Маслаченко, стоявшему в воротах железнодорожников. Следующую игру мы проводили лома с чемпио­ном, московским «Торпедо». Игра выдалась тяжелая. У них в воротах стоял Глухотко. В со­ставе команды играли Мелакин, Шустиков, Островский, Иванов, Денисов, Воронин, Маношин, в общем, хорошая была команда. И нам забили гол, мы проигры­вали 0:1. А потом Коля Королев, обработав мяч, великолепным уларом метров с 35-40 поразил ворота Глухотко —1:1. И в конце этого очень боевого, интерес­ного матча Клим Хачатуров взял игру на себя, вошел в штраф­ную, обыграл троих соперников, как он умел это делать, и забил мяч. Мы побелили — 2:1.

Следующий тур мы пропуска­ли, а потом поехали в Донецк, где старшим тренером тогда работал Олег Ошенков. Там мы сыграли 0:0, приехали домой и 2 мая принимали СКА Ростов, тле играли такие известные футбо­листы, как Виктор Понедельник, Олег Копаев. Игра была просто потрясающая, мы побелили 3:2, и «хет-трик» на свой счет записал Коля Королев.

Очередную домашнюю игру мы проводили 7 мая с «Динамо» Тбилиси. Снова Хачатуров накрутил, обыграл защитников, отдал Королеву, тот с места левого полусреднего в штрафной площа­ди великолепным уларом забил гол. Мы выиграли —1:0.

Потом мы принимали бакин­ский «Нефтяник», где блистал бывший московский динамовец Юрий Кузнецов, выступали также Мамедов, Голодец, Эйнуллаев, а тренером работал знаменитый Борис Аркадьев. Это была един­ственная игра на первом этапе, которую мы дома проиграли —0:1.

Был сделан разбор игры, проанализированы допущенные ошибки, и у нас получился хороший выезд. В Воронеже мы обыграли команду «Труд». Единственный гол забил Королев. Потом в Вильнюсе сыграли 1:1 с местным «Спартаком» и, нако­нец, обыграли 1:0 ленинградский «Адмиралтеец» (была такая ко­манда, где играли братья Моро­зовы, вратарь Шехтель идругие). Я забил гол. Таким образом, мы привезли пять очков и потихонеч­ку почувствовали уверенность. В последней игре первого круга дома победили рижскую «Даугаву» —1:0. Постепенно создался коллектив, и мы продолжили до­бывать очки, с боем, а иногда с потом и кровью».

Во втором круге «Авангард» провел еще ряд интересных матчей и, набрав равное с «Локомотивом» количество очков—26, уступил ему вторую строку лишь по худшей разнице мячей. Зато пропущенных голов у «Аван­гарда» было меньше всех —15. Виталий Зуб объяснил это следующим образом:

«Была когда-то «волжская за­щепка» в «Крыльях Советов». А здесь, как раз, эта поговорка могла подойти Харькову и на­зываться «харьковская защепка», потому что если мы забивали один гол, отыграть его было не­возможно. Очень хорошо справ­лялась со своими обязанностями защита команды: Владимир Онисько, Виктор Марьенко,

Владимир Ожерелов, Владимир Тодоров и слева Юрий Соколов... Но так, как играл в 1961 году наш капитан Марьенко - это был, на мой взглял, какой-то взлет, и это был лучший гол у него. Даже в московском «Торпедо» он гораздо хуже играл».

Справедливости ради, следует сказать и о сверхнадежной игре в воротах Николая Уграицкого. Не в последнюю очередь благодаря его мастерству до конца чем­пионата 1961 года «Авангард» так и остался первым по пропущен­ным мячам —25. Даже чемпион, киевское «Динамо», пропустило на три мяча больше.

Вместе с Уграицким, рекорд которого по количеству матчей, сыгранных в высшей лиге, держался довольно долго, не менее популярным игроком был лучший бомбардир команды Николай Королев («Король», как называли его в народе). Этого талантливого форварда тоже открыл Виталий Зуб и в 1959 году из дубля по­ставил в основной состав «Аван­гарда». Своеобразное видение многих элементов игры позволяло Николаю совершать неожидан­ные для защитников соперника «фокусы», которые оставались неразгаданными и приводили к увеличению его бомбардирского счета. А сезон 1961 года стал, несомненно, лучшим в спор­тивной биографии футболиста. Именно в этом сезоне Николай ярко показал свои бомбардир­ские способности, забив в 28 сыгранных им матчах 10 мячей в ворота лучших вратарей страны!

Много помог команде и Клим Хачатуров, обладавший сильным дриблингом. Финты этого «техна­ря» не раз ставили в тупик играв­ших против него защитников.

В тот год «Авангард» стал самым «неудобным» соперником для динамовцев Киева. Как знать,

может именно оттуда потянулась ниточка неприязненных отно­шений между двумя городами, апофеозом которых стало в середине 70-х годов массовое «перетаскивание» юных талантов из первой столицы в нынешнюю. Но не будем углублять проблему. Скажем лишь, что в 1961 году ки­евляне потеряли очки с харьков­ской командой в обоих матчах финального турнира. Но если первый, состоявшийся в Харькове 20 сентября и закончившийся вни­чью — 1:1, особо столичных спор­тсменов не расстроил, то второй, игравшийся 17 октября в Киеве в предпоследнем туре, должен был непременно закончиться победой киевлян, мчавшихся на всех парах к своим первым золо­тым медалям.

Вспоминает Виталий Зуб:

«Мы играли последнюю вы­ездную игру с киевской коман­дой «Динамо». Положение было таково, что нас для шестого места, дававшего звания «Ма­стер спорта СССР», устраивала ничья, а «Динамо», чтобы стать чемпионом, нужно было только выигрывать. Работал с ними тогда Вячеслав Дмитриевич Соловьев, тоже москвич. Я, кстати, и себя уже считал полумосквичом. Перед игрой он подошел к нам с Пономаревым, мы долго раз­говаривали. Он сказал: «Ребята, впервые в послевоенные голы у «Динамо» есть возможность стать чемпионами Советского Союза. Кто простит Соловьева, Пономарева, Зуба, если мы бу­дем драться и ничего не достигнем, ни вы, ни мы?»

После разговора с Соловье­вым мы собрали ребят. Понома­рев рассказал о предложении тренера киевлян, о том, что в Киеве уже пишется ходатайство на присвоение нам званий «ма­стеров». И тогда капитан Виктор Марьенко встал и сказал нам:

«Мы уже знали, что такой разговор будет. Мы Рулем биться и умирать на поле, но игру не отдалим. Это не по-спортивному, хотя Киев —наша столица, и мы все это прекрасно понимаем. Но мы будем драться. А вы даже можете уехать совсем отсюда на эти дни, мы будем дей­ствовать сами, чтобы вас пол улар не ставить».

Тренеры киевлян выставили на матч всех лучших футболистов, имевшихся в своем распоряжении. На поле республиканского стадио­на вышли В. Каневский, О. Базилевич, Ю. Войнов, В. Серебряников, Й. Сабо, А. Биба и другие мастера. Страсти разыгрались нешуточ­ные. Но харьковчане, сцепив зубы, уверенно и спокойно сдерживали натиск почувствовавшего блеск «золота» соперника. Хозяева поля прибегали к различным уловкам, в том числе, и к грубости. Серьезную травму ноги получил еще в первом тайме Евгений Панфилов, но поля боя не покинул.

Не остудило, а, наоборот, под­хлестнуло киевлян сообщение по радио стадиона, что московское «Торпедо», конкурент динамовцев в борьбе за чемпионство, уступило в Ташкенте «Пахтакору». Весь стади­он буквально запылал самодельны­ми факелами из газет. Динамовцы, уже, фактически, ставшие чемпио­нами, с новой силой ринулись в атаку. На последних минутах матча из-за тяжелой травмы был вынужден оставить ворота Николай Уграицкий —его в больницу увезла «скорая». Место в «рамке» занял никогда до этого в «основе» не игравший Евгений Власенко, которому при­шлось отбить сильный удар Войнова в «девятку».

И «авангардовцы» выстояли, со­хранили нулевую ничью. А матч в Киеве 17 октября 1961 года навсег­да вошел в историю харьковского футбола.

В последней домашней игре с ташкентским «Пахтакором» харь­ковчане уверенно победили —4:1, причем, два мяча забил игравший в тот год в нападении «Авангарда» Анатолий Крощенко, в будущем заслуженный тренер Украины, наставник молодежной сборной страны.

По итогам сезона в число 33-х лучших футболистов Украины вош­ли четыре «авангардовца»: Уграиц­кий, Марьенко, Нестеров и Костюк. А Пономарев и Зуб получили звание заслуженных тренеров УССР.

В конце октября футболисты «Авангарда» совершили турне в КНДР. Это была первая поездка команды за пределы Европы. Три матча, сыгранные харьковчанами на корейской земле, завершились двумя ничьими и одной победой в городе Вонсане. Но в историю ко­манды этот город вошел не только победной игрой. 29 октября там произошел случай, после которого почти национальным героем стал Юрий Нестеров.

Подробности этого события рас­крывает Станислав Костюк:

«Вонсан —портовый город. Мы жили в одном номере с Юрой Не­стеровым. Утром, когда вышли на зарядку и шли вдоль моря, увидели мальчика, который стоял с улочкой возле пирса. Неожиданно маль­чик упал вниз. Юра Нестеров не растерялся. Бросился в холодную морскую волу, подобрал ребенка и передал мне. Казалось бы, обычное дело. Но когда мы возвратились в гостиницу, нас уже разыскивали корреспонденты. Оказалось, что папа у этого мальчика работал ки­номехаником, а в семье было 8 или 9 детей. Нам была объявлена благодарность за спасение ребенка, а на следующее утро во всех местных газетах была опубликована фото­графия Юры Нестерова».

 

 

 

 

...Много воды утекло с того времени. Большинства участников того звездно­го сезона уже нет с нами. Только за последний год один за другим ушли Клим Хачатуров, Виктор Марьен­ко, Владимир Ожередов. Но память о них, о всех тех, кто доставил радость своим родным и близким, преданным болельщикам, родному городу, остается и переходит от поколения к поколению. А рассказы ветеранов о событиях тех лет, словно золотые рос­сыпи в летописи харьков­ского футбола. Это —наша гордость и слава. 

 




Наверх


© 2009-2016 E.Argunov, V.Beloshenko