Помазун Александр - вратарь "Металлиста" в 1989-1993 гг.

Все футболисты клуба Гвардейцы клуба Зал Славы

 

По материалам сайта Sports.ru

 

В конце 80-ых в харьковском «Металлисте» сложилась удивительная по своей ровности и общему классу вратарская бригада: опытнейший Сивуха, молодой и непробиваемый Кутепов и лучший юный вратарь страны Помазун. До 15 лет худощавый и нескладный Александр считался бесперспективным, но на одном из юношеских турниров попал на глаза известному в прошлом киперу Поликанову (тогдашнему тренеру вратарей советской сборной). Специалист талант разглядел и порекомендовал Помазуна тренеру юношеских сборных Геннадию Костылеву, при котором Александр стал первым номером Союза в своем возрасте.

Вершиной юношеской карьеры Помазуна стала бронза молодежного ЧМ-1991 в Португалии. Тот турнир сложился для вратаря драматически – на последней перед стартом турнира тренировке Помазуну выбили палец. В дебютной игре с египтянами место в воротах занял его сменщик Новосадов, но за три минуты до финального свистка в свалке у ворот нашей сборной Новосадову сломали плечевую кость. Оставшиеся минуты в воротах отстоял защитник Мамчур (2 разрешенные замены уже были сделаны), а три дня спустя на матч с австралийцами выходить пришлось Помазуну, с обколотой, почти не чувствительной кистью. Тот матч советская молодежь проиграла, из группы несмотря на это вышла, в ¼ сокрушила Испанию (3:1), в полуфинале без шансов проиграла бразильцам с Джоване Элбером и Роберто Карлосом, а в матче за 3 место реваншировалась с «соккеруз» -1:1 (5:4 по пенальти). В серии пенальти играющий с болезненной травмой Помазун взял два удара сверстников с Зеленого континента.

В клубе у Александра тоже все складывалось отлично. Он всегда был любимцем Леонида Ткаченко и после отъезда в Киев Кутепова в первых двух чемпионатах Украины был первым номером «Металлиста». По протекции Ткаченко молодого вратаря привлекли и в сине-желтую сборную, за главную команду Украины Помазун провел 4 матча (все «товарняки», поскольку к отбору на ЧМ-94 украинцев не допустили).

Успехи кипера не остались незамеченными в России. Летом 1993 года ЦСКА Геннадия Костылева столкнулся с вратарской проблемой. Зимой уехал в Англию Харин, а пришедший в команду Плотников надежд не оправдывал. Неудивительно, что Костылев позвал в команду пожалуй наиболее перспективного вратаря на постсоветском пространстве, которого отлично знал по юношеской сборной. Но сыграть за армейцев Помазуну так и не довелось, в результате почти детективной истории.

В июле 93-го московский «Спартак» покинул Черчесов и в преддверии Лиги Чемпионов красно-белые остались со Стауче и совсем ещё зеленым дублером Валерием Чижовым. Тарханов, бывший тогда помощником Романцева, рекомендовал Помазуна. Сам порекомендовал – сам и взялся обрабатывать. Поначалу звонки Тарханова вратарю результата не принесли, Помазун настроился ехать в ЦСКА. В «Спартаке» его ждала конкуренция со Стауче (с совсем неочевидным исходом, надо сказать), а в армейский клуб он ехал на должность «первого номера» и, главное, к «своему» тренеру – Костылеву. Однако, сойдя в Москве с поезда, на перроне Помазун обнаружил вовсе не представителей ЦСКА, а … Тарханова. Вновь получив отказ, «Фёдорыч» невозмутимо улыбнулся и сообщил Помазуну, что играть он все равно будет у красно-белых, после чего предложил подбросить кипера до армейского офиса, где тот должен был подписать контракт.

Уверенная манера поведения Тарханова, равно как и его богатое армейское прошлое, позволяют предположить, что второй тренер «Спартака» что-то знал. ЦСКА в те дни был на пороге больших перемен. Не пройдет и 10 дней, как из клуба неожиданно для окружающих «выпрут» Костылева, заменив его на Бориса Копейкина. Увольнение наставника, менее года назад грохнувшего «Барсу» на ее поле, станет громом среди ясного неба для болельщиков и журналистов, но, надо полагать, не для Тарханова. Прибыв в офис ЦСКА, Помазун встретился там с начальником футбольного ЦСКА Виктором Мурашко, всецело ведавшим финансовой частью. К тому времени Мурашко уже наверняка распланировал скорое увольнение тренера, а потому приобретать игрока «под Костылева» не собирался. Помазун не услышал ни гарантий игры в основе, ни оговоренной с Костылевым суммы контракта.

Неизвестно, как поступил бы Помазун, не имея предложения от «Спартака». С другой стороны неосведомленному Мурашко было невдомек, что вратаря у  подъезда уже ожидает осведомленный представитель конкурента.

Александр вышел из офиса, сел в машину к Тарханову и отбыл по направлению к Тарасовке.

Судьба продолжала благоволить ему. В первом же матче отбора Лиги Чемпионов сломался Стауче, Помазун занял место в «раме» и не пропускал в 4 подряд играх.

Однако, осень 93-го вместила в себя несколько ударов по карьере вратаря. Сначала в матче российской «молодежки» (поскольку игры Помазуна за украинскую сборную носили неофициальный статус, его удалось заиграть за Россию) Александр настолько неудачно врезался в спину своего несостоявшегося одноклубника Минько, что защитнику пришлось удалять почку. А в ноябре приключился и игровой провал. В первом матче группового турнира «Спартак» вчистую уступил «Монако» Арсена Венгера.

Отвратительно отыграла вся команда, однако, и Помазун неудачно сработал в эпизодах с первым и четвертыми голами.

По весне он уже плотно сидел за спиной Стауче, а после прихода в «Спартак» другого украинца – Тяпушкина, Александру непрозрачно намекнули, что сильно противиться его уходу не будут.

Как раз в это время в Россию вернулся первый тренер Помазуна – Леонид Ткаченко. К нему кипер и поехал – из чемпиона России в первую лигу. В Калинграде Помазун считался «любимцем» Ткаченко, что, тем не менее, не мешало ему по полной отгребать от вспыльчивого наставника на пресс-конференциях и при разборе матчей. В первый «балтийский» сезон в «вышке» Помазун выиграл конкуренцию у маститого Шанталосова, установил рекорд сезона по количеству «сухарей» (16 – результат поистине «гроссмейстерский», тем более в составе середняка), но в 1997 году роль первого номера захватил уже белорус.

После вылета «Балтики» из высшей лиги в Саратов уехал Ткаченко, Помазун было собрался за ним, но в «Сокол» тогда приехал Тяпушкин, уже однажды вытеснивший вратаря из «Спартака», и Александр предпочел вернуться в Москву, в «ЗИЛ», к Борису Игнатьеву. Экс-тренер сборной России Помазуна довольно высоко ценил ещё со времен совместной работы в «молодежке», а в бытность своего нахождения у руля национальной команды даже один раз вызывал Александра (питерский «товарняк» с югами в 97-ом, Помазун остался в запасе).

С автозаводцами Помазун за два года вернулся в элиту, а затем попал под «пресс» своих бывших сменщиков. В 2001 году в «Торпедо-ЗИЛ» вратаря усадил на лавку его бывший дублер в сборной СССР U-20 Новосадов, а когда Александр перешел в раменский «Сатурн», то оказался за спиной ещё одного бывшего сменщика (в московском «Спартаке») - Валерия Чижова.

В итоге 5 лет спустя судьба привела все-таки Помазуна в Саратов. И не в добрый час. На предсезонных сборах Помазун серьезно повредил хрящевые ткани колена. Были несколько неудачных операций и возвращение в футбол. Но на высокий уровень Помазун вернуться уже не сумел. Шесть сезонов после саратовской травмы Помазун ещё играл в футбол, но все его клубы либо играли во второй лиге («Урал», нижегородская «Волга») либо не сумели закончить розыгрыш в первой (в 2007 году рязанский «Спартак-МЖК» снялся с розыгрыша после первого круга).

Помазун, в отличие от большинства своих коллег по амплуа, обладал открытым и добродушным нравом, практически никогда не конфликтовал с конкурентами за место в «основе». А его героические, и в конечном итоге результативные, попытки наладить отношения с довольно «упыреватым» по характеру Шанталосовым в Калининграде достойны упоминания в произведениях Дейла Карнеги.

В настоящее время Помазун помогает Леониду Ткаченко, работая с вратарями в питерском ФК «Петротрест».

5 сентября 2011 года.




Наверх


© 2009-2016 E.Argunov, V.Beloshenko